(0)
Новости

Новости

Задать вопрос
Хотите узнать подробнее? — Спросите нас! 
12 Сентября 2016
Предлагаем Вашему вниманию материал электронного аналитического еженедельника «БУХГАЛТЕР & ЗАКОН». Издание входит в системы ЛІГА:ЗАКОН. По вопросам использования изданий «БУХГАЛТЕР & ЗАКОН» и «ЮРИСТ & ЗАКОН» или их подключения обращайтесь по тел.: (044) 501-3-700.





Договоры уступки права требования пользуются популярностью у субъектов хозяйствования не первый год. И всегда их налогообложение вызывало вопросы, которые во многом зависят от правовой интерпретации данных договоров. Между тем и с правовой позиции договоры уступки права требования трактуют по-разному. В связи с этим издание БУХГАЛТЕР&ЗАКОН в статье рассмотрит правовые аспекты данных договоров, с учетом позиции контролирующих органов и судов по данной проблеме.

.
Законы, связанные с этой статьей, подробные консультации, комментарии налоговых органов – все это Вы найдете в системах ЛІГА:ЗАКОН.

Закажите бесплатную презентацию

Уступка права требования: правовая интерпретация

Согласно ч. 1 ст. 512 ГКУ передача права требования (цессия) представляет собой замену кредитора в обязательстве путем передачи им своих прав другому лицу по сделке. По итогам заключения сделки новый кредитор получает все права первоначального кредитора по обязательствам, существовавшим на момент перехода этих прав, если иное не установлено договором или законом (ч. 1 ст. 514 ГКУ).

Договор уступки права требования заключается в той же форме, что и договор, на основании которого возникло обязательство, право требования по которому передается новому кредитору (ч. 1 ст. 513 ГКУ).

По договору уступки права требования могут быть уступлены права требования по любым договорам (купля-продажа, поставка, заем, ссуда, кредит и т. д.) любым кредитором, в частности, в договоре купли-продажи:

– кредитором – продавцом товара (по требованиям касаемо оплаты поставленного товара);

– кредитором – покупателем товара (по требованиям относительно поставки товара в счет перечисленной предоплаты).

Кредитор в обязательстве не может быть заменен только в том случае, когда такой запрет установлен договором или законом (ч. 3 ст. 512 ГКУ), при этом согласие должника на замену кредитора не требуется, если иное не установлено договором или законом (ч. 1 ст. 516 ГКУ).

После заключения договора уступки права требования новому кредитору передаются все документы, подтверждающие обязательства должника, и далее ему необходимо в письменной форме уведомить должника о переходе к нему соответствующих прав.

Если должник не был письменно уведомлен о замене кредитора в обязательстве, новый кредитор несет риск наступления для него нежелательных последствий, а должник считается надлежаще выполнившим свои обязательства (ч. 2 ст. 518 ГКУ).

С правовой позиции договоры уступки права требования охарактеризовать сложно. Заслуживает внимания подход, в соответствии с которым договоры цессии не являются самостоятельным договором, а выступают предметом определенного договора (договора купли-продажи, мены, дарения права требования и т. п.).

Встречается также позиция, что по таким договорам кредитор продает другому лицу свое право требования, совершает уступку права требования, а купивший это право (новый кредитор) пытается осуществить приобретенное право.

Суды преимущественно квалифицируют договоры уступки права требования как договоры купли-продажи права требования (см. информационное письмо ВАСУ от 11.12.2013 г. № 1713/12/13-13, в котором административным судам было предписано руководствоваться определением ВАСУ от 19.11.2013 г. № К/800/17433/13 по делу № 2а-7912/12/1370). В данном решении было отмечено, что право требования как имущественный объект полностью соответствует законодательно установленным критериям, которые используются для обозначения понятия актива. Такой объект возникает в результате прошлых событий, а от его использования ожидается выгода в виде его погашения денежными средствами или другим способом.

В бухгалтерском учете оборотные активы определены как денежные средства и их эквиваленты, которые не ограничены в использовании, а также другие активы, предназначенные для реализации или потребления в течение операционного цикла или в течение двенадцати месяцев с даты баланса (п. 3 раздела І НП(С)БУ 1). При этом дебиторская задолженность признается разновидностью оборотных активов.

На основе изложенного ВАСУ пришел к выводу, что дебиторская задолженность (а следовательно, и право требования как эквивалент понятия "дебиторская задолженность") для целей налогообложения является оборотным активом, то есть товаром.

Позиция об отнесении дебиторской задолженности к товару изложена и в других судебных решениях (см., к примеру, определение ВАСУ от 01.06.2016 г. № К/800/42723/15, постановления Волынского окружного административного суда от 07.07.2016 г. по делу № 803/921/16, Черниговского окружного административного суда от 20.07.2016 г. по делу № 825/2179/15-а).

Налоговики в последнее время тоже придерживаются подхода о том, что договоры уступки права требования представляют собой договор купли-продажи права требования (см., к примеру, письма ГФСУ от 14.12.2015 г. № 26560/6/99-99-19-03-02-15, от 12.01.2016 г. № 360/6/99-99-19-03-02-15, от 06.05.2016 г. № 10161/6/99-99-15-03-02-15).

Такой вывод они делают на основании ч. 3 ст. 656 ГКУ. Указанная норма предусматривает, что предметом договора купли-продажи может быть право требования, если требование не имеет личного характера. К договору купли-продажи права требования применяются положения об уступке права требования, если другое не установлено договором или законом.

Этот подход не бесспорен, поскольку в ГКУ различаются договоры купли-продажи права требования и договоры уступки такого права. В частности, согласно положениям ч. 3 ст. 656 ГКУ: "предметом договора купли-продажи может быть право требования, если требование не имеет личного характера. К договору купли-продажи права требования применяются положения об уступке права требования, если иное не установлено договором или законом".

Исходя из этого, можно заключить, что указанные договоры имеют различную правовую природу, так как договор уступки права требования не всегда является договором купли-продажи права требования, равно как и наоборот.

В то же время ввиду преобладания позиции об отнесении договоров уступки права требования именно к договорам купли-продажи права требования имеет смысл ориентироваться на нее.

Уступка права требования и факторинг: в чем отличия

Договоры уступки права требования и факторинга важно разграничить, поскольку факторинг относится к финансовым услугам (п. 11 ч. 1 ст. 4 Закона № 2664), которые могут оказывать только банки и юридические лица, являющиеся финансовыми учреждениями (ч. 3 ст. 1079 ГКУ). Если договор факторинга заключен лицом, не являющимся финансовым учреждением, заинтересованная сторона может попытаться признать его недействительным (см. по этому поводу, к примеру, определение ВАСУ от 16.06.2015 г. № К/800/16801/15, постановление ВХСУ от 09.08.2016 г. № 911/1079/16).

Договор факторинга тоже сложно охарактеризовать с правовой позиции, и преимущественно его трактуют как комплексный договор, элементом которого является цессия (уступка права требования) или как симбиоз кредитного договора (финансирования) и договора об оказании услуг.

В законодательных актах приводится несколько определений термина "факторинг", но суды преимущественно ориентируются на терминологию из ч. 1 ст. 1077 ГКУ. Эта норма устанавливает, что по договору факторинга (финансирования под уступку права денежного требования) одна сторона (фактор) передает или обязуется передать денежные средства в распоряжение другой стороны (клиента) за плату (любым предусмотренным договором способом), а клиент уступает или обязуется уступить фактору свое право денежного требования к третьему лицу (должнику).

На основе изложенного можно заключить, что договор факторинга представляет собой финансирование под уступку права денежного требования, отличительными признаками которого является следующие:

1) предметом договора является право денежного требования к третьему лицу;

2) фактор передает или обязуется передать в распоряжение другой стороны денежные средства;

3) услуга фактором предоставляется за плату (в т. ч. путем дисконтирования суммы долга, распределения процентов, вознаграждения, если другой способ оплаты не предусмотрен договором, на котором основывается уступка).

На эти признаки обычно обращают внимание суды при разрешении споров, связанных с интерпретацией договора уступки права требования как факторинга (см. к примеру, определения ВАСУ от 01.12.2015 г. № К/800/57994/14, Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 22.06.2016 г. по делу № 335/1154/15-ц).

Руководствуются нормами ч. 1 ст. 1077 ГКУ при квалификации договоров факторинга и контролеры (см. письмо ГФСУ от 15.06.2016 г. № 13370/6/99-99-15-02-02-15).

Итак, лица, не являющиеся финансовыми учреждениями, не имеют права заключать договоры факторинга. Поэтому важно, чтобы в договоре уступки права требования не предусматривалась плата за оказанную новым кредитором услугу по финансированию первого кредитора в счет полученного права требования. Иначе заключенный договор могут признать ничтожным.

Терминология в НКУ

Согласно пп. 14.1.255 НКУ уступка права требования – операция по переуступке кредитором прав требования долга третьего лица новому кредитору с предварительной или последующей компенсацией стоимости такого долга кредитору или без такой компенсации.

Таким образом, в данное понятие включаются операции по переуступке любым кредитором (первоначальным или следующими) любых прав требований долга третьего лица (денежных и неденежных) новому кредитору за компенсацию в любой форме (денежную и неденежную) или без таковой.

Стоит заметить, что это определение было позаимствовано из п. 1.10 Закона о НДС, в котором ранее аналогично описывалось понятие факторинга, в связи с чем возникли проблемы с обложением НДС. Дело в том, что данные терминологические изменения не были учтены в "освобождающих" от НДС нормах пп. 196.1.5 НКУ – там до сих пор используется термин "факторинг".

Напомним, что согласно пп. 196.1.5 НКУ не являются объектом налогообложения, в частности, операции по:

1) уступке прав требования по финансовым кредитам финансовых учреждений;

2) торговле за денежные средства или ценные бумаги долговыми обязательствами, за исключением операций по инкассации долговых требований и факторинга (факторинговых операций), кроме факторинговых операций, если объектом долга являются валютные ценности, ценные бумаги, в том числе компенсационные бумаги (сертификаты), инвестиционные сертификаты, ипотечные сертификаты с фиксированной доходностю, операции по уступке права требования по обеспеченными ипотекой кредитам (займам), жилищные чеки, земельные боны и деривативы.

Как видим, во второй группе операций договоры уступки права требования не упомянуты, хотя ранее (до 01.01.2011 г.) они считались факторингом и попадали под эти исключения. Очевидно, что так должно быть и после принятия НКУ, а проблемы возникли из-за терминологических нестыковок.

Налоговики в этом вопросе заняли либеральную позицию и освободили операции уступки права требования от обложения НДС под видом торговли за денежные средства или ценные бумаги долговыми обязательствами (см. письма ГНАУ от 22.02.2011 г. № 4940/7/16-1517-26, ГФСУ от 05.11.2015 г. № 23655/6/99-99-19-03-02-15, от 14.12.2015 г. № 26560/6/99-99-19-03-02-15, от 12.01.2016 г. № 360/6/99-99-19-03-02-15, от 06.05.2016 г. № 10161/6/99-99-15-03-02-15, от 15.07.2016 г. № 15298/6/99-99-15-03-02-15).

Этот подход небезупречен, поскольку понятия "уступка прав требования" и "долговые обязательства" разграничиваются в пп. 4 ч. 1 ст. 1 Закона № 2664.

Между тем из формулировок пп. 196.1.5 НКУ можно сделать вывод, что факторинговые операции включаются в понятие торговли долговыми обязательствами. А при такой интерпретации к долговым обязательствам вполне могут быть отнесены и договоры уступки права требования. Кроме того, в Законе об НДС они туда включались, а по сути в этом вопросе ничего не должно было измениться.

И все же по данной проблеме желательно получить индивидуальную налоговую консультацию по вопросу освобождения от НДС операций по конкретному договору на основании положений ст. 52 НКУ.

Также на эту тему читайте материалы издания БУХГАЛТЕР&ЗАКОН (№ 37 за 2016 год):
  • "Уступка права требования: учет у первоначального кредитора";
  • "Уступка права требования: учет у нового кредитора";
  • "Уступка права требования: учет у должника".



  Влада Карпова,
к. э. н., консультант по вопросам учета и налогообложения



1. НКУ – Налоговый кодекс Украины от 02.12.2010 г. № 2755-VI.

2. ГКУ – Гражданский кодекс Украины от 16.01.2003 г. № 435-IV.

3. Закон № 2664 – Закон Украины "О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг" от 12.07.2001 г. № 2664-III.

4. Закон о НДС – Закон Украины "О налоге на добавленную стоимость" от 03.04.97 г. № 168/97-ВР.

5. НП(С)БУ 1 – Национальное положение (стандарт) бухгалтерского учета 1 "Общие требования к финансовой отчетности", утвержденное приказом Минфина от 07.02.2013 г. № 73.







Законодательство, связанное с этой статьей,
консультации и комментарии налоговых органов –
все это Вы найдете в системах ЛІГА:ЗАКОН.

Система ЛІГА:ЗАКОН

Демо-версия ЛІГА:ЗАКОН

Заказать услугу
Оформите заявку на сайте. Наш менеджер свяжется с вами для уточнения деталей.